?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Пандора

Некоторые мысли по поводу Пандоры Камерона (х/ф "Аватар").

Планета Пандора - спутник газового гиганта Полифем, вращающегося вокруг альфа Центавра А. С учётом того, что альфа Центавра Б располагается на достаточно большом отдалении от альфа Центавра А (29 ае), её вклад в тепловой и световой режим на Пандоре ничтожен. У проксимы Центавра он и того меньше.
Планета Пандора обладает выраженной атмосферой и гидросферой, имеется как минимум один материк (возможно, он один и есть - аналог земной Пангеи). Геология планеты уникальна — имеются залежи минерала, обладающего устойчивой высокотемпературной сверхпроводимостью и, соответственно, летающие острова (горы Аллилуя). Наличие этих островов заставляет сделать вывод об отсутствии в данном районе ураганов или сильных ветров и высказать предположение о равномерности прогрева атмосферы. Возможно, имеется относительно больший вклад в тепловой баланс планеты энергии радиоактивного распада, гравитационной дифференцировки недр, тепловой энергии от приливного движения, значимый парниковый эффект (содержание СО_2 - 18%) и, главное, куда большей степени теплопереноса от экватора к полюсам. В атмосфере существует единственная циркуляционная ячейка на полушарие, в которой происходит прямой перенос тепла и влаги из приэкваториальных областей в приполярные. В гидросфере, напротив, существуют две ячейки, причем в экваториальной ячейке циркуляция идет по галинному типу, а в высокоширотной - по термическому. В зоне соприкосновения гидросферных ячеек, где водные массы движутся друг навстречу другу, должны возникать апвелинги. Т.е. ситуация на Пандоре в определённой степени схожа с земной в мезозойский период, с поправкой на большую температуру (на Земле в термоэры отсутствовали не только полярные шапки, но и тропики).

[Spoiler (click to open)]Экология отличается крайне высокой степенью связанности, до определённой степени схожа с земными мезозойскими, что говорит об отсутствии в истории планеты сколько-нибудь крупных катаклизмов. Вероятно, на Пандоре вследствие наличия рядом Полифема и мощных приливно-отливных воздействий с его стороны континенты локализовались преимущественно в экваториальной зоне, не создавали течений типа Гольфстрима, и соответственно, отсутствовали криоэры, оледенения, мощные ураганы и проч. Опять же, наличие рядом крупной планеты снижало вероятность падения астероидов (хотя, имхо, их роль в массовых вымираниях зачастую преувеличивается). Не исключён вариант, что мантийная конвекция в данную геологическую эпоху собрала все континенты в единый суперконтинент.

Поехали дальше. Растения. Со слов "главной учёной", нам известно, что все деревья на Пандоре связаны в единую сеть, и имеют развитую систему коммуникации. Коммуникация отмечена и у земных растений, но она осуществляется преимущественно через воздух с помощью феромонов, и, довольно бедна сигналами. Насколько я знаю, пока известен только один сигнал - "Меня жрут", в ответ на который соседние растения усиливают выработку ядовитых или просто невкусных веществ. Обширная сеть, связывающая все деревья региона так же известна - это мицелий грибов, но передача сигналов через неё пока не обнаружена, несмотря на явное наличие симбиоза между отдельными видами высших растений и грибов (достаточно вспомнить названия типа "подберёзовик", "подосиновик", или посмотреть на строение лишайника). Вероятно, это связанно с тем, что современные сомкнутые леса появились относительно недавно - меньше 10 тыс лет назад, и конечно, грибы не могли успеть взять на себя подобную функцию. На Пандоре же, где отсутствовали ледниковые периоды, времени для формирования коммуникативных систем было куда как больше. Возможно, именно формирование сложных симбиотических систем между первыми наземными растениями (продуцентами) и грибами (редуцентами и защитниками), не позволило беспозвоночным выйти на сушу и создать класс насекомых. И сейчас существует множество видов хищных грибов. Они, как и многие другие грибы, имеют хорошо развитый мицелий, но гифы образуют множество мелких петель, расположенных под прямым углом одна к другой. Петли чрезвычайно клейки, так как их клетки выделяют вязкую жидкость.
Если передвигающаяся в почве нематода случайно попадет в одну из петель, она сразу же приклеивается, как муха к липкой бумаге. Нематода начинает энергично бороться, стараясь освободиться. В результате, как правило, попадает в другую петлю и приклеивается еще больше. Часа через два ее движения замедляются, затем прекращаются.
Поймав нематоду, гриб должен ее «съесть». Это совсем просто. От петли по направлению к нематоде отходит очень тоненький росточек, внедряется в нее и быстро там разрастается, образуя новые гифы, которые заполняют все тело нематоды. Под действием особых веществ, выделяемых грибом, нематода разрушается. Продукты ее разложения всасываются грибом. Весь процесс протекает примерно в течение 24 часов, и в конце от нематоды остается одна кожица. Содержимое из гиф в теле нематоды переливается обратно в основное тело гриба. Опустевшие гифы и остатки нематоды разрушаются. Охотники есть не только среди низших, но и среди высших земных грибов, к примеру, кордицепс. Возможно, большей эффективности грибов на Пандоре послужил более высокий уровень приливов и отливов, или какой-то иной фактор, но факт остаётся фактом — насекомых на Пандоре нет.
Таким образом, "атака" беспозвоночных на сушу была отбита, и на долгое время суша оставалась во власти одного большого лишайника. Разумеется, эволюция и растений и грибов шла, но шла путём, отличным от земного. В отсутствие наземных беспозвоночных - моллюсков, червей, насекомых, основным редуцентом - пожирателем мертвой органики стали именно грибы. Однако в море эволюция продолжала идти путём, схожим с земным - там появились ланцетники, чуть позже - круглоротые, ещё позже - костистые рыбы, и среди них выделись те, кто мог жить в прибрежных водах, и позже - выйти на сушу.
Хищные грибы, которые успешно уничтожали мелких и примитивных беспозвоночных, не могли столь же уверенно убивать первых земноводных. Более того, в отличии от Земли, где земноводные начали выходить на сушу ради поедания беспозвоночных, на Пандоре, где наземных беспозвоночных не было - важным фактором было именно употребление в пищу грибов. Однако земноводные, с их тонкой и влажной кожей являются идеальной средой для питания паразитических грибов. Особенностью Пандоры явилось то, что грибы были крупными и малоподвижными и для паразитирования необходимо было заставить животное оставаться на месте во время кормления гриба. Первоначально, вероятно, использовался нейротоксин, парализующий животное, который через некоторое время он был сменён на наркотические вещества, привлекающие животных. В долгосрочной перспективе стратегия "убить и съесть" уступает "кушать понемногу, но долго", и, в отсутствии серьёзных катаклизмов симбиоз побеждает. Вероятно, позже, грибы наладили не только синтез наркотических веществ, но и передачу антител, а позже, после появления системы тотального мозгового контроля, и передачу фрагментов знаний, приобретённых навыков и гормонов. Паразиты, меняющие поведение заражённого хозяина известны давно, и в довольно большом количестве, однако подлинная система тотального мозгового контроля появилась только на Пандоре. Таким образом, возникшие симбиотические системы растения-продуценты, животные-макроконсументы и грибы-редуценты, суперпаразиты и координаторы, оказались столь успешными, что смогли вытеснить любые другие системы, которые к тому моменту могли оставаться на поверхности суши. Открытым остаётся вопрос о судьбе экосистем морей и океанов.
Очевидно, что гриб, в ходе эволюции (а те небольшие изменения, которые его не убивали, делали его лишь сильнее), выработал довольно сложные формы программирования поведения, в том числе и сохраняющиеся долгое время после контакта (достаточно вспомнить сцену атаки разнообразных животных на землян).

Теперь кратенько рассмотрим момент контакта двух биосфер. Описание биосферы Земли я пока опущу (может, чуть позже что-то сочиню), в целом она, соответствует современной, но с усиленным антропогенным воздействием, отсутствием сельского хозяйства, большим количеством боевых биотехов (эхо войны) и быдломонстрячеством (эхо перемирий).

Важно отметить, что и навья, и люди, обладающие значительным конвергентным сходством, воспринимали конфликт, как конфликт с представителями своего вида - межклановые разборки (навья) или войну за ресурсы (люди), и при этом искренне удивлялись, что противник не желает "играть по правилам". Данное положение красиво проиллюстрировал потомок земледельцев Джейк, со своим воплем "Это наша земля!", хотя для грибных придатков навья основное значение имело благополучие их паразита. Вначале, вероятно, гриб даже не понял, с чем имеет дело, и, только накопив достаточно данных из переваренных трупов людей, принял решение о захвате единичного образца чуждой биосферы, с целью подчинения и получения информации. Нельзя сказать, была ли это первая операция, но она явно была первой, приведшей к положительному результату. Имитация нападения хищников, тонкая психологическая обработка, вероятно - закачка информации о сексуальном поведении землян в мозг одной из навья, и вуаля - один из людей, не обладающий необходимыми знаниями и навыками о планете, к тому же довольно инфантильный, получил дозу наркоты и соответствующих глюков. Очевидный результат — предательство.
Не могу не процитировать Теренса Маккену:
«Если галлюциногены действуют как межвидовые химические вестники, то динамика тесной связи между приматами и галлюциногенными растениями – это динамика передачи информации от одного вида к другому. Там, где растительные галлюциногены не встречаются, такие передачи информации происходят крайне медленно, но в присутствии галлюциногенов культура быстро знакомится со все более новой информацией, сенсорными вводами, новым поведением и таким образом поднимается до все более и более высоких состояний саморефлексии. Я называю это встречей с Трансцендентным Иным, но это всего лишь ярлык, а не объяснение.
С одной точки зрения так называемое Трансцендентное Иное – это природа, правильно воспринимаемая как нечто живое и разумное. С другой – это трепетное неведомое единение всех чувств с памятью прошлого и предощущением будущего. Трансцендентное Иное – это то, с чем встречаешься при сильных галлюциногенах. Это самый тигель тайны нашего существования – и как вида, и как индивида. Трансцендентное Иное – это природа без ее успокаивающей маски – таких ординарных, обычных пространства, времени и причинности.
Конечно, представить себе эти высшие состояния саморефлексии нелегко, потому что когда мы стремимся сделать это, мы действуем так, будто ожидаем какого‑то языка, чтобы как‑то охватить то, что в данное время находится за его пределами, то есть транс‑лингвистично. Псилоцибин – галлюциноген, для грибов уникальный, является эффективным орудием в этой ситуации.»
То, что мы сейчас называем глюками — на Пандоре глюки, имеющие под собой рациональное основание. «Ива» навья, или, точнее Камерона — это визуализация мечтаний либерастов, нариков и гринписовцев. Какие бы не были проблемы на Земле, но люди на ней куда более свободны, чем контролируемые гиганским гибом навья. Человек на Земле может стать учёным, солдатом, бизнесменом. Навья способны быть лишь исполнителями воли разума настолько чуждого нам, насколько это можно себе представить. «У бешенной собаки нет выбора — она просто кусает». Но есть и повод для оптимизма — подобные высокосвязанные бисферы обычно очень уязвимы, и у человечества есть возможность устроить Пандоре такой экстерминатус, по сравнению с которым не только широкоразрекламированное мел-палеогеновое, но и куда более масштабное пермь-триасовое вымирание, покажутся цветочками.